Наш Адрес: Россия, г. Москва,
ул. Новослободская, д. 58

(925)376-55-84

 

Rambler's Top100

Благотворительность как бизнес

Опубликовано: 03.06.2017

Три миллиарда долларов — примерно в такую сумму оценил прозрачную часть российской благотворительности за 2010 год Алексей Костин, исполнительный директор некоммерческого партнерства «КСО — Русский центр». При этом большая часть — вклады компаний, а не частных жертвователей. Много это или мало? На что идут деньги корпоративных благотворителей?

— У нас есть такое понятие — «замкнутый круг мецената»: детский дом — Большой театр — храм Христа Спасителя, — говорит исполнительный секретарь некоммерческого партнерства грантодающих организаций «Форум доноров» Наталья Каминарская. И хотя, по ее словам, в России нет ни одной компании, которая бы ни занималась благотворительностью, эффективность в среднем невелика. В 2011 году все ждут, что бюджеты помощи впервые после кризиса снова начнут расти, а тем временем и компании, и частные благотворители мало-помалу учатся давать деньги тем, кому они действительно нужны, а не только на самые громкие и выигрышные проекты.

Проблема сейчас не столько в количестве корпоративных жертвователей, сколько в организации дела. Парадоксально, но факт: благотворительность у нас все еще дело кулуарное, почти стыдное. Считается, что, если говорить о ней вслух, это неприличный «пиар», а вот частное милосердие — это «для души».

Благотворительность — это стыдно?

— На самом деле никакой тишины и скромности в сфере благотворительности бизнесу не требуется, — уверена Елена Тополева, директор Агентства социальной информации. — Мне смешно, когда говорят: «Они этим занимаются ради пиара!» Да ради чего угодно — какая разница? Более того, если компания благотворит для достижения бизнес-целей, это означает только одно: ее отношение к благотворительному проекту будет такое же серьезное, как к бизнесу — с оценкой эффективности, рисков, с расчетом перспектив. Это что, плохо?

rss